Воспоминания солдата немецкой армии: «Я мечтал только об одном, чтобы русские захватили меня в плен»

Опубликовано: Февраль 4, 2019  время: 2:17 пп

«Война началась неожиданно не только для русских, но и для нас, простых немцев.

Накануне этого дня, 21 июня 1941 года, наш полк был собран на плацу и командир произнес:

— Завтра, рано утром, начнется война с поработившим людей Советским Союзом.

Я был очень удивлен, потому что знал, что мы заключили с СССР пакт о ненападении.

И, получается, не сдержали свое слово? Не только для меня стала ударом эта весть, весь офицерский состав был растерян от услышанного.

Никто не был готов к войне, никто… Однако нас подбадривали тем, что русский народ спит и видит, когда мы ступим на их землю и избавим от угнетающего ига.

Нас изо дня в день убеждали, что мы должны сломить русский большевизм, иначе он может прийти в наши дома и в наши семьи.

Рано утром, 22 июня 1941 года, пятнадцать минут четвертого, мы преодолели границу с Советским союзом.

У меня тогда кровь застыла в жилах, я понял, что нас не ждет ничего хорошего.

Один из офицеров тогда сказал пророческую фразу, я на всю жизнь запомнил его слова:

«Мы обречены. Русские никогда так просто не сдадутся. Мы сами не ведаем, что творим. Французы когда-то за это уже поплатились».

И сколько я ни воевал на русской земле я почти в каждом русском человеке видел отчаянное бесстрашие, граничащее с безумием, чего не было у нашего народа.

Русские были готовы пойти на что угодно, лишь бы только защитить свою Родину.

Именно тогда я понял, что нас сильно обманывали, мы не шли защищать угнетенных русских, мы шли нападать на них, чтобы подчинить их Германии.

Это понимало большинство немецких солдат, но назад пути уже не было.

Многие не хотели воевать и идти с оружием на беззащитных женщин и детей.

Наши офицеры это знали и показательно подвергали наказанию только за одни мысли об этом.

Мы не должны были жалеть врагов. Хотя, что мне мог сделать беззащитный ребенок?

Как-то мы вошли в одно небольшое село, и наш командир приказал зачистить дома.

В этот момент я возненавидел себя, но поднять руку на беззащитных людей не мог.

Это разозлило моего офицера, он несколько раз ударил меня перчаткой по лицу, сказав, что в следующий раз я вообще пожалею, что родился на свет.

Я же мечтал только об одном, чтобы русские захватили меня в плен».

Из воспоминаний Кауфман Е.И.

0

Подпишись на нашу группу Наша группа в контакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *