Рассказ сотрудника НКВД: «О том, что немцы нападут, мы знали еще в апреле 41-го»

Опубликовано: Февраль 1, 2019  время: 2:39 пп

Круглов Серафим Владимирович:

«С 1940 года я служил оперуполномоченным на литовско-германской границе.

Я имел широкие и в то же время ограниченные полномочия.

Например, я по своей должности мог спокойно передвигаться по приграничной зоне и заходить в любую военную часть.

Но приказать напрямую бойцу или командиру РККА я не мог.

Если у меня возникала потребность в солдатах для устройства засады или задержания кого-либо, то я подавал свою просьбу руководству пограничников или в особый отдел при погранотрядах и погранкомендатурах.

А засады с начала сорок первого пришлось устраивать часто, как и задержания.

Немецкие агенты и литовские радикалы постоянно пытались пройти на нашу территорию.

К сожалению нам не всегда удавалось их остановить или изловить. Это только в кино бравые пограничники никого не пускают на родную землю, а в жизни все иначе.

Иных засланных мы только в городах и обнаруживали, после того как те уже прошли границу и отсиделись на хуторах.

О том, что немцы нападут, мы знали еще в апреле 41-го. Тогда наш отдел ГБ поймал литовского агента с пачкой листовок.

Все листовки были на литовском языке и лежали в большом конверте, на котором была надпись: «Вскрыть только 22 июня 1941 года.»

Конечно, сейчас многие могут сказать, что это выдумка, но я могу дать подтверждение через мемуары генерала Раштикиса.

Он написал их находясь в США в 1953 году.

Но эти знания нам не сильно помогли. Только некоторые из работников НКВД воспользовались этими сведениями и успели вывезти свои семьи из Прибалтики под разными предлогами.

Войну я встретил на пути из города Каунас к границе. Честно говоря, я не удивлен что немцы захватили Прибалтику всего за одну неделю.

Я был не только в погранотрядах, но и в обычных армейских частях, что стояли за пограничной зоной.

Все они были недоукомплектованы. Некоторые орудия и стрелковое оружие было английское. Оно досталось советской армии по наследству от литовской.

Тяжелого вооружения не хватало, а к тем иностранным орудиям в итоге при отступлении было трудно найти боеприпасы.

После того, как я стал рано утром собираться в путь к себе на заставу, то город стали бомбить.

Тут я и понял, что дата на листовках была не фальшивой и началась война.

Я поспешил. Но дойти до заставы и своего рабочего места так и не успел.

Ближе к обеду я уже встретил первых пограничников, которые поучаствовали в боях.

Поняв, что обстановка резко меняется я отправился к резервному месту сбору нашего отдела на случай начала войны.

От туда я и остальные сотрудники начали выбираться с территории Прибалтийских республик к Пскову.

По пути к нам присоединялись солдаты и офицеры РККА, вместе мы не мало солдат противника изничтожили.

К моменту, когда мы вышли к Пскову я имел при себе трофейный немецкий автомат, а некоторые ребята вооружились винтовками «маузер».»

0

Подпишись на нашу группу Наша группа в контакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *